Category: армия

хитрая

Армейские ФСБшники

Дело было в армии, когда я уже был в штабе. На территории нашей части, как оказалось, есть еще одна часть с отдельным номером. В ней служили всего несколько человек. Это были прикрепленные к нам ФСБшники, но у них был свой командир (подполковник вроде), несколько офицеров и даже пара срочников.

Как-то в выходной, когда наших офицеров не было, забегает к нам их подполковник весь такой в доску свой. "Ребята, — говорит. — Мне БЧС бригады нужен срочно позарез для отчёта". А БЧС — это боевой численный состав, т.е. там написано какие подразделения, сколько там бойцов и чем они вооружены и экипированы. Полный расклад, короче. Как может догадаться пытливый читатель, информация очень ограниченного распространения, с которой мы по службе часто сталкивались и работали.

Мы с Ваней переглянулись и говорим этому подполу: "Вот там в углу плакат со схемой управления бригады". (Там были только названия подразделений и как они связаны). "Нет, — говорит продуманный подполковник — мне всё надо, с вооружением". Мы глазками на него захлопали и отвечаем: «Это вам, товарищ подполковник, в "секретку" надо обратиться. А "секретка" будет только в понедельник. Мы такую информацию не храним».

А про себя подумали: "Нашёл дураков!? Хрен тебе, а не подстава".
строгая

Армия — люди. Штабные писаря

Пора рассказать о своих армейских коллегах. Да мы были, в некотором смысле превилигированной кастой. Легко избегали всякой муштры и хозработ, имели больше свободы и доступ к информации. За это приходилось "платить" хроническим недосыпанием (спали в среднем по 6 часов), постоянным нервным напряжением (работы было реально много) и некоторыми допнагрузками (чай в отделении, распечатки женам офицеров и т.п.). Мы находились в вечном конфликте с ротными офицерами и со всякими "крутыми" комендачами и разведчиками. Ну не любят крутые парни интеллигентов — чего-то пытаются доказать постоянно.

Большая часть штабных писарей была, как ни странно, без высшего образования. Числились в учебном батальоне (кроме двух человек). Вообще, штабные писаря появились не от хорошей жизни. Место это требовало ответственности (я в воскресенье готовил доклад, который комбриг в понедельник утром озвучивал командующему округом), работоспособности (в течение дня делаешь срочные дела, а после ужина еще список до десяти пунктов) и сообразительности (на нас возлагались задачи, которые больше никто выполнить не мог — писаря много знали и умели). Рядовые должности в штабе были слишком "геморойными" при такой оплате. Армия пользовалась бесплатной рабсилой — срочниками.


Collapse )


строгая

Армия — люди. Ротные офицеры

Ну чего это я все про штабных, да про штабных. Я ведь не только в штабе служил. С ноября по март был простым бойцом и вкусил все тяготы и лишения воинской службы. А часть у нас была нормальная — боевая. Половина бригады в Грозном, а тут что-то вроде учебки. И офицеры подразделений соответствующие.

Collapse )
строгая

Армия — люди. Офицеры штаба. II

Я уже писал о штабных офицерах и не только о них. Сегодня решил продолжить эти записи. На очереди младшие штабные офицеры. Они были практически моими ровесниками (чуть старше). Было интересно, как мое поколение вписывается в такую службу.


Collapse )

строгая

Армия — люди. Офицеры штаба. I

Так получилось, что бóльшую часть своей годичной службы я проработал в штабе. Это была именно работа: с утра до ночи с выходным в субботу после обеда (в воскресенье я уже готовил еженедельный доклад комбрига в округ). Мне нравилось: мозги востребованы и загружены, вокруг происходит масса интересного, время летит быстро, да и чувствуешь себя более вольным человеком, несмотря на отсутствие свободного времени.

Работал я в оперативном отделении (ОО) штаба бригады. Кстати, я был одним из двух солдат-срочников, которые числились в штабе, т.е. кроме АКС мне полагался еще и ПМ. Моя должность была старший писарь-чертежник ОО. Оперативное отделение — это что-то вроде информационного центра, туда стекаются все новости, там они анализируются, и на их основе принимаются какие-то решения. Дальше углубляться не буду, чтоб не сболтнуть лишнего ;-) . Наше отделение было самым большим как по штату, так и по занимаемой площади. Через нас ежедневно проходила масса всякого народа и куча событий. У нас чаще всего собирались офицеры и что-то обсуждали (в основном, это были вопросы службы). Мы были невольными слушателями происходящего. Меня, правда, эти «посиделки» напрягали в том смысле, что я (как самый молодой в отделении писарь по сроку службы) должен был обеспечить во вверенном мне подразделении чай и сахар. А офицеры за вечер выпивали трехдневный запас. А это значило опять тащиться на склад или в столовую и клянчить. Никогда, правда, не отказывали, но и без ворчания и наездов тоже никак не обходилось.
Короче, много я повидал офицеров разных.

Collapse )

строгая

Армия — люди. Сержанты

Продолжаю вносить армейские записи. Кое-что уже писал здесь и здесь. Сегодня напишу о сержантах. С ними я сталкивался в основном в первые месяцы службы (курс молодого бойца, учебный взвод АГС). Но конечно же о них написать надо, они составляют костяк военнослужащих-срочников. Как сказал один офицер, слушая как сержант (второй помощник оперативного дежурного) по рации распределяет на работы батальоны и роты: "Вот бы трех таких сержантов, и за оперативную службу можно вообще не переживать".

 

Collapse )

 

строгая

Армия — люди. Прапорщики

Продолжаю, начатые записки об армии, точнее о людях, с которыми мне там довелось столкнуться.
Среди них было и несколько прапорщиков. Это, как правило, люди без высшего или специального образования,
оставшиеся на сверхсрочную службу, но они были далеки от того образа, что воспет в народном творчестве.
Осторожно, присутствует ненормативная лексика.

Collapse )